ВМФ России исправил большую ошибку прошлого

23.09.2021 · В стране

Долгие годы понадобилось для того, чтобы в составе ВМФ России появилась дизель-электрическая подводная лодка не хуже, чем у наших противников. Теперь это произошло — головная ДЭПЛ проекта 677 «Лада» передана флоту. Почему эту лодку пришлось доводить до ума так долго, что означает это событие для флота — и как сделать эти корабли еще лучше?

Дизель-электрическая подлодка (ДЭПЛ) проекта 677 (шифр «Лада») Б-585 «Санкт-Петербург» официально перестала быть опытной – подписан акт завершения опытной эксплуатации. Позади почти одиннадцать лет так называемой «опытной эксплуатации» — попыток сделать эту подлодку по-настоящему боевой единичкой.

А какая замышлялась лодка… Все новейшее — гидроакустический комплекс, ходовой электродвигатель, оружие. Сама небольшая, меньше знаменитых «Варшавянок», более скрытная, способная с минимальными ограничениями воевать на мелководной Балтике, в отличие от крупных «Варшав». И даже воздухо-независимая энергетическая установка (ВНЭУ) на ней предусматривалась.

Амбиции и проблемы

О том, каким тяжелым был путь 677-го проекта на флот? Напомним кратко: при создании подлодки было применено огромное количество инновационных подсистем, которые ранее никогда на подлодки не ставились. В результате неотработанные на испытательных стендах системы пришлось много лет дорабатывать на самой лодке, что получилось не в полном объеме и потребовало многих лет тяжелой работы. Будь все сделано по уму, лодка в полностью боеготовом виде встала бы в строй лет десять назад.

Относительно быстро довели до рабочего состояния гидроакустический комплекс – еще в начале 2010-х в СМИ проходила информация об обнаружении «Санкт-Петербургом» новейших подлодок 4-го поколения ВМС США.

С главным электродвигателем, на который год назад жаловался глава Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов, похоже, пошли на компромисс – приняли с меньшей мощностью, чем было обещано. Первую серийную подлодку – «Кронштадт» – пришлось перезакладывать. Все следующие лодки закладываются уже по переработанному проекту. Сам «Санкт-Петербург», конечно же никто не перестраивал, что требует полноценного среднего ремонта с модернизацией, тем более, за время опытной эксплуатации и срок ремонта подошел.

Нужно ли было при этих обстоятельствах принимать лодку в боевой состав? Скорее да, чем нет, но не потому, что на ней все устранили. Просто там больше нельзя ничего устранить. Или принимать такой, или в металлолом. А так как эта лодка даже с ворохом проблем оказалась сильнее новой и исправной «Варшавянки», то все очевидно. Что 677-й проект может реально, мы увидим через год на «Кронштадте» и через несколько лет на «Великих Луках», а о ВНЭУ пока придется только мечтать.

Обратной дороги нет

Подписание акта о завершении опытной эксплуатации подводит черту не только и не столько под неопределенным статусом «Санкт-Петербурга». Оно проводит черту под неопределенным статусом всего проекта. Все лодки проекта после головной — исправленные. Подписание акта приемки окончательно легализует новый проект как освоенный — все построенные лодки в строю. А значит, можно прекратить строительство «Варшавянок» (ДЭПЛ проекта 636.3).

Постройка подлодок проекта 636.3 для ВМФ России не планировалась — это была дешевая экспортная подлодка. Сказать, что на фоне 677-го проекта она устарела, значит не сказать ничего. Но пока со статусом «Лады» было все неясно, строительство устаревших «Варшавянок» было оправдано, потому что никаких других лодок промышленность предложить просто не могла.

Так, строительство шести «Варшав» для Черноморского флота было, безусловно, верным решением, как и строительство первой тройки таких лодок для Тихоокеанского флота. Но теперь с устаревшими «Варшавами» надо заканчивать — есть новый проект с большими перспективами. После приема «Санкт-Петербурга» в боевой состав уже сложно прикрываться тем, что новый проект «сырой» – даже самая проблемная лодка в строю, а остальные однозначно будут лучше.

С этой точки зрения закладка еще трех подлодок проекта 636.3 для Тихоокеанского флота — ошибка, на их месте должны были быть новые 677-е. Эту ошибку уже не исправить, но теперь первое решение, которое стоило бы принять по поводу нашего неатомного подплава — больше никаких «Варшавянок». Этим подлодкам пора уходить в историю, тем более что никакой иностранный заказчик их уже не купит.

В связи с этим стоит напомнить, что в конце августа Министерство обороны подписало контракт на производство еще одной «Варшавянки» для Балтфлота. Но на сегодня лодка еще не заложена. Если для нее еще не изготовлены значимые по цене комплектующие, то для Миобороны было бы намного логичнее перезаключить контракт на подлодку 677-го проекта. Ведь проект 677 превосходит «Варшавянку» настолько же, насколько современный фрегат сильнее сравнимого по водоизмещению эсминца 40-летней давности, и к балтийскому театру военных действий с его мелководными участками «Лада» приспособлена намного лучше.

Раньше можно было прикрыться тем, что у проекта 677 проблемы, но принятие «Санкт-Петербурга» в боевой состав этот вопрос закрывает. На Балтийский театр военных действий должны идти только современные подлодки, у других там нет шансов. Впрочем, все вышесказанное не отменяет того, что в жизни новой серии будет немало трудностей.

Проблемы и их решения

«Лада» была первым проектом, на который попали современные торпеды «Физик». Увы, но ни одну торпедную стрельбу на приз Главкома ВМФ ни одна лодка с «Физиками» ни разу не выиграла. Из этого следует, что с оружием новейших подлодок есть какие-то проблемы. В случае с лодками проекта 677, у которых «Физик», что называется, «главный калибр», это особо критичный вопрос — при наличии с торпедами проблем лодка реально безоружна. Да и обидно — иметь на борту гидроакустический комплекс, дающий подлодке возможность работать даже по американцам, причем скрытно для них, и не иметь возможности поразить цель.

Впрочем, решение проблем с самими торпедами – это только полдела. Есть еще проблема с их телеуправлением (дистанционным управлением). Полноценные системы телеуправления, у которых катушка с оптико-волоконным кабелем крепится не на самой торпеде, а в торпедном аппарате и не мешает торпеде двигаться, в нашей стране давно уже разработаны, и их уровень не уступает мировому. Но на строевых подлодках их нет, там применяются системы, от которых на Западе отказались больше шестидесяти лет назад. Проиграть бой из-за такой «экономии» означает гибель корабля.

Кроме того, на лодке должны появиться антиторпеды. У России самые передовые наработки в этой тематике, но по какой-то необъяснимой причине на строевых лодках антиторпед нет. А между тем, они позволяют даже слабой лодке выигрывать бой у сильной и современной. Современная же «Лада» с антиторпедами станет трудноуязвимой, даже будучи обнаружена противником.

Электродвигатель на этих кораблях имеет проблемы строго по организационным причинам — в России масса организаций может успешно решить вопрос с электродвижением подлодки. Остается решить лишь болезненный вопрос воздухонезависимой энергетической установки – ВНЭУ.

ВНЭУ и малогабаритный «атом»

Неспособность нашей промышленности дать вовремя воздухо-независимую энергетическую установку чуть не убила проект. Бывший Главком ВМФ Владимир Высоцкий так и говорил, что флоту не нужна подлодка с современными «мозгами» и энергетикой на уровне Второй Мировой, с такими же оперативными свойствам, как и у подлодок Второй Мировой. К счастью, ошибки в виде отказа от «Лады» удалось не допустить.

Но по ВНЭУ все-так есть прогресс. Правда, наши установки не могут выдать нужную мощность. Сколько это еще продолжится, непонятно, зато понятны две вещи.

Во-первых, любая ВНЭУ лучше, чем никакая. Во-вторых, встает предельно острый вопрос по тому, какая ВНЭУ должна быть на наших океанских флотах – Тихоокеанском и Северном. И тут стоит вспомнить один факт, прекрасно известный специалистам, но оставшийся за рамками внимания публики – каждая из наших новых дизель-электрических подлодок имеет разработанную версию с вспомогательной атомной энергоустановкой.

Россия – мировой лидер в создании подобных установок. Достаточно вспомнить, что атомную энергетическую установку смогли «впихнуть» в атомную торпеду «Посейдон» диаметром около двух метров. Для дизельных подлодок на подлодке проекта 651Э испытывалась монтируемая снаружи корпуса вспомогательная атомная энергоустановка ВАУ-6. После нее работы не прекращались. Для промышленности нет никакой проблемы строить дизель-электрические подлодки с малогабаритным реактором и турбогенератором. Для этого все готово, вплоть до аванпроектов.

Чем такая подлодка будет отличаться от атомной? Тем, что малогабаритная энергоустановка сможет только заряжать ее батареи. Использовать ее для движения во всем диапазоне скоростей, как на полноценной атомной подлодке, будет невозможно. Но это и не нужно – наличие вспомогательной атомной энергоустановки и современных аккумуляторных батарей позволит «Ладе» иметь батареи заряженными в любой момент. При этом, действуя в открытом океане, сталкиваясь напрямую с американцами и англичанами, с их высококлассными подлодками, наша «Лада» сможет пользоваться и малошумностью неатомной подлодки, и автономностью атомной, без необходимости принимать топливо, что нужно даже подлодке с ВНЭУ.

Вспомогательную атомную энергоустановку можно вообще установить на любую дизельную подлодку — но одно дело «можно установить», и совсем другое «есть проект». В случае с 677-м проектом это «есть проект» и стоило бы этим воспользоваться. Уже если Россия не строит полноценных многоцелевых подлодок, оптимизированных для боя с подлодками противника, то можно сделать ставку на «дизелюхи» со вспомогательными реакторами, это и возможно, и недорого. Теперь, когда «Санкт-Петербург» на законном основании считается строевой единицей, все формальные препятствия для этих действий сняты.