«Упасть с самолета – это счастье»: у Байдена отказали тормоза

13.09.2021 · Политика

Лучше умереть страшной, но славной смертью, выпав из самолета, летящего в Америку, чем жить в другой стране мира — такой оригинальной мыслью поделился Джо Байден, защищая «блестяще организованный» вывод войск из Афганистана. Звучит настолько цинично, что сложно поверить в то, что даже известный своим «мастерским владением языком» нынешний американский президент мог такое сказать? Привожу дословный перевод заявления Байдена с сайта Белого дома.

«Трудно объяснить кому-либо, как еще это можно было сделать. Например, если бы мы были в Таджикистане, взяли бы (военно-транспортный самолет) С-130 и сказали, что позволим всем, кто замечен в симпатиях к нам, погрузиться в самолет, вы получили бы людей, висящих в нише шасси». Выслушав все это, можно для себя решить, что у американского лидера окончательно наступила смерть мозга — или, по меньшей мере, некоторых важных участков мозга — и на этом успокоиться. А можно, напротив, сказать Байдену спасибо — он прямо заявил то, что американские политики не выпускают из своих голов или, если выпускают, старательно маскируют облаками красивых фраз.

А вот в данном случае словесная маскировка отсутствует как таковая. Ведется прямая трансляция из мозга, в котором отказали все сдерживающие центры. И, кстати, эта трансляция совсем не обязательно доказывает, что «Америка плохая». Она показывает, какая Америка на самом деле — убежденная в своей исключительности и в своем превосходстве держава, принимающая решения на основе национального эгоизма.

Несмотря на все мои старания, предыдущее предложение все равно получилось сильно эмоционально окрашенным? Приношу за это свои извинения и делаю важное уточнение: национальный эгоизм — это в разумных пределах совсем не обязательно плохо. Особенно если он сопряжен с умением видеть своего международного партнера таким, какой он есть на самом деле, а не таким, каким он хочет казаться.

Принято думать, что Россия — это страна, повернутая на антиамериканизме. Или лучше так: принято думать, что нынешнее руководство России повернуто на антиамериканизме.

Не буду вспоминать о том, что в 2001 году это самое руководство содействовало появлению на «ограниченный срок» американской военной базы в Киргизии, а потом потратило неимоверное количество усилий, добиваясь, чтобы этот «ограниченный срок» наконец завершился. Это было даже не во вчерашней, а в позавчерашней жизни. Приведу относительно более свежий пример. На излете эры Обамы США устраивают массовую высылку российских дипломатов, а Россия «в отместку» приглашает детей сотрудников американского посольства в Москве на кремлевскую елку.

К чему я веду разговор? К тому, что Америка — страна, которая не понимает односторонних уступок или красивых благородных жестов. Вместо этого она их принимает — как должное, как нечто самоочевидное и то, что не требует никакого ответного благородства. Есть, говорят, такая особая категория миллиардеров, чьи представители, обедая с другими людьми, никогда не оплачивают свои ресторанные счета. Мол, зачем? Я личность настолько знаменитая, настолько статусная, что оплатить мой обед — это величайшая честь для тех, кого я удостоил своим обществом. Так вот, на «международной обеденной сцене» Америка ведет себя именно как такой скупой и самодовольный миллиардер.

На это не надо злиться. На это не надо обижаться. Это надо просто принимать как данность и не делать США никаких односторонних уступок в процессе переговоров. Только баш на баш. Только юридически обязывающие договоренности, зафиксированные на бумаге. Никаких джентльменских соглашений — американские «джентльмены» имеют свойство их забывать.

Разумеется, это относится и ко всем прочим странам. Как говаривал Рейган, «доверяй, но проверяй». Однако на нынешнем этапе международного развития Америка — страна, «проверять» которую надо с особой тщательностью. Страна, склонная к односторонним действиям и поступкам и к тому, чтобы кидать партнеров. Въехав в Белый дом, Байден пообещал, что все эти милые особенности остались в «темном прошлом» — во временах Трампа. Но, похоже, что между Байденом и Трампом гораздо больше общего, чем это осознает даже сам нынешний американский лидер.

Разумеется, не стоит лепить из Байдена уж совсем циничное чудовище. Нынешний президент США — не чудовище, а загнанный в угол в политик, который пытается неуклюже оправдаться и делает только хуже.

В каком-то смысле Байдену просто не повезло. Он унаследовал войну, которую невозможно выиграть, войну, которую проиграли задолго до него. Два непосредственных предшественника Байдена прекрасно понимали, что из Афганистана надо уходить, но не пошли на это, боясь, видимо, нанести ущерб своим репутациям. Байден не побоялся — сделал шаг, которой в исторической перспективе все равно был неизбежен. Конечно, то, в какой манере был сделан этот шаг, неизбежным не было. Грубая и оскорбительная реплика президента США про Таджикистан бьет мимо цели.

Хоть, если задуматься, здесь тоже есть нюансы. Все зависит от того, что в данном случае считать целью президента США. Сам он такой целью, похоже, считает восстановление внутри страны своего имиджа лидера, который знает, что делает в международной политике. То, что о Джо Байдене думают за границей, в глазах самого Байдена глубоко второстепенно. Он о загранице совсем не думает — или, если думает, то как о людях, для которых нет большего счастья, чем выпасть из самолета, стараясь попасть в Америку. Такое отношение к окружающему миру точно не надо имитировать. Но о том, что в США к окружающему миру относятся именно так, надо просто знать.