Способна ли 44-я дивизия ПВО Балтийского флота купировать удар НАТО?

22.11.2021 · В мире

На фоне спешного расширения присутствия Объединённых Сухопутных войск (ОВС) НАТО и явных эскалационных признаков на балтийском операционном направлении Восточноевропейского условного театра военных действий особую актуальность обретает анализ противоракетного потенциала калининградской зоны A2/AD и белорусского противовоздушного заслона, прикрывающих «Сувалкский коридор» и стратегически важную военно-промышленную инфраструктуру России в её европейской части.

Мы совсем не случайно сфокусировали внимание на необходимости объективной оценки баланса сил между объединённой сетецентрической системой ПВО-ПРО Союзного государства и ударной компонентой ОВС и ВВС НАТО. Ведь в попытке парирования оборонительных возможностей зенитно-ракетных полков Войск ПВО Белоруссии и Зенитно-ракетных войск ВКС России оборонное ведомство Польши и Европейское командование ВС США (USEUCOM) прибегли к реализации следующих шагов оперативно-тактического характера.

В первую очередь, это дооснащение авиапарка состоящих на вооружении ВВС Польши многофункциональных тактических истребителей F-16C/D Block 52+ ударным «нарядом» из 40 малозаметных тактических ракет AGM-158A JASSM. На сегодняшний день данные сверхнизковысотные средства воздушного нападения, поставленные польской стороне тремя годами ранее в рамках контракта, заключенного между Министерством национальной обороны Польши и компанией Lockheed Martin по линии иностранных военных продаж (Foreign Military Sales), уже прошли этап программно-аппаратной адаптации к применению в системе управления вооружением польских F-16C/D Block 52+.

Как известно, радиус действия данных малозаметных тактических ракет составляет 350 км. Он охватывает стратегически важную инфраструктуру ВС Белоруссии (вплоть до рубежа «Минск — Солигорск»), а также береговую инфраструктуру Черноморского флота ВМФ, позиции зенитно-ракетных полков ВКС и механизированные подразделения береговых войск ЧФ России в Калининградской и Ленинградской областях.

Более того, располагая высокоточными инерциально-навигационными блоками на базе высокопроизводительных БЦВМ, а также радионавигационными модулями GPS-коррекции с 25-ваттными терминалами двухсторонней помехозащищённой асинхронной линии управления и обмена данными BIA (Bomb Impact Assessment), тактические ракеты AGM-158A JASSM способны осуществлять полёт по сложным сверхнизковысотным траекториям c высотой 35 — 20 м. Данные траектории полёта предусматривают реализацию обхода радиусов действия ЗРК «Бук-М2», С-300ПМ2/400 и «Панцирь-СМ» посредством сокрытия за «экраном» радиогоризонта и объектов рельефа местности от излучения радаров подсвета и наведения 9С36 и 30/92Н6Е вышеперечисленных зенитно-ракетных комплексов. Ведь хорошо известно, что входящие в боекомплекты данных ЗРК зенитные управляемые ракеты 9М317, 48Н6Е2 и 48Н6ДМ оснащены полуактивными радиолокационными ГСН, нуждающимися в непрерывном подсвете вышеперечисленными РЛС подсвета вплоть до момента поражения целей.

Куда более серьезным вызовом для противовоздушных / противоракетных «зонтиков» Белоруссии, а также Калининградской и Ленинградской областей является отработка командованием ВВС США концепции контейнерного пуска более совершенных тактических ракет большой дальности AGM-158B JASSM-ER. Обладая увеличенным объемом топливной системы, данные изделия могут похвастаться дальностью действия порядка 1100 — 1200 км. Данный параметр позволяет им достигать критически важной военно-промышленной и военной инфраструктуры России в Воронежской, Пензенской и Ярославской областях.

Концепция же контейнерного пуска AGM-158B, анонсированная компанией Lockheed Martin несколькими месяцами ранее, предусматривает осуществление массированного ракетно-авиационного удара по противоракетным заслонам ВКС России и Войск ПВО Белоруссии. По замыслу экспертных кругов в Пентагоне и Научно-исследовательской лаборатории ВВС США (AFRL), массированный пуск AGM-158B из транспортно-пусковых контейнеров, десантируемых из грузовых отсеков военно-транспортных самолётов С-17A Globmaster III и С-130J Super Hercules, должен обеспечить перенасыщение целевой канальности всех ЗРДН 44-й дивизии ПВО БФ, дислоцированной в Калининградской области.

В качестве прогнозируемого итога данного перенасыщения американские военные эксперты видят прорыв нескольких десятков неперехваченных AGM-158A в «мертвые зоны» «Трёхсоток» и «Четырёхсоток», а затем преодоление ближнего противоракетного рубежа, формируемого самоходными войсковыми ЗРК «Тор-М2У» и ЗРПК «Панцирь-СМ» непосредственно над обороняемыми объектами.

Возникает вполне логичный вопрос: насколько эффективна вышеописанная концепция массированного контейнерного пуска AGM-158B JASSM-ER в моделируемой и отрабатываемой ВВС США операции прорыва противоракетного «зонтика» 44-й дивизии ПВО Балтийского флота, а также 15-й, 115-й и 120-й зенитно-ракетных бригад Войск ПВО Белоруссии?

Как известно, вышеперечисленные зенитно-ракетные подразделения представлены мощнейшей сетецентрической смешанной зенитно-ракетной группировкой, располагающей средствами ПВО малого, среднего и дальнего радиуса действия.

В первую очередь, это один дивизион глубоко усовершенствованной зенитно-ракетной системы сверхбольшой дальности С-300В4 в составе четырёх зенитно-ракетных батарей, а также отдельная батарея более ранней модификации ЗРС С-300В½. Располагая пятью 6-канальными многофункциональными РЛС наведения 9С32/М4, данные войсковые «Трёхсотки» способны осуществлять одновременный перехват 30 средств воздушно-космического нападения противника, включая малозаметные тактические ракеты AGM-158B JASSM-ER.

Во-вторых, это 6 зенитно-ракетных дивизионов (ЗРДН) дальнего радиуса действия С-400 «Триумф», а также 18 зенитно-ракетных комплексов/дивизионов средней и большой дальности С-300ПС/ПМ1. Располагая 6-канальными радарами подсвета и наведения 92Н6Е и 30Н6Е (в суммарном количестве 24 единиц), группировка данных ЗРК способна одновременно перехватывать 144 маневрирующих воздушных объекта. В-третьих, это порядка 20 самоходных зенитно-ракетных комплексов малой дальности «Тор-М½У» и аналогичного количества зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-СМ», прикрывающих «мертвые зоны» дальнобойных С-300/400 и способных одновременно уничтожать 160 воздушных целей противника (по 4 одновременно перехватываемых объекта на каждый ЗРК).

Суммарная целевая канальность всей вышеуказанной смешанной зенитно-ракетной группировки составляет не менее 334 одновременно поражаемых воздушных целей. И это без учета нескольких зенитно-ракетных комплексов «Бук-М½» и «Бук-М3», способных одновременно противостоять трём — пяти десяткам элементов высокоточного оружия противника. Отталкиваясь от вышеуказанной целевой канальности, а также скоростных параметров зенитных ракет 9М82МВ, 48Н6Е2/ДМ, 57Э6Е и т. д., нетрудно вычислить огневую производительность данной зенитно-ракетной группировки, которая составляет порядка 800 — 1000 перехватываемых в минуту целей. Более того, оснащённые активными радиолокационными ГСН Х-диапазона зенитные ракеты 9М82МВ (комплексов С-300В4) и 9М317МА (комплексов «Бук-М3») способны перехватывать низковысотные тактические ракеты AGM-158A/B JASSM/-ER далеко за пределами радиогоризонта по целеуказанию от самолётов ДРЛОиУ А-50У (на удалении 170 — 200 и 50 — 60 км соответственно).

В боевых условиях данная особенность позволит заметно разредить ударный «наряд» тактических ракет JASSM-ER до момента их появления в пределах радиогоризонта и входа в «мёртвую зону» ЗРК С-300/400. Благодаря этому минимизируется вероятность прорыва ближнего противоракетного эшелона, возведенного комплексами «Тор-М1В/2У» и «Панцирь-СМ».

Как видите, этого вполне достаточно для купирования мощнейших массированных ракетно-авиационных ударов ВВС США и Объединённых ВВС НАТО с задействованием более чем 300 — 500 малозаметных тактических ракет большой дальности AGM-158B JASSM-ER.

Евгений Даманцев