«С-500 – это сплошная фантастика и конспирология»

21.09.2021 · В стране

Арабоязычное издание Rai Al Youm сразу после заявления Юрия Борисова сообщило, что «эксперты удивлены скоростью создания и ввода в эксплуатацию ЗРК, ведь ожидалось, что эти системы поступят на вооружение не ранее 2024 года».

«Это ставит Запад, в особенности США, в трудное положение, так как ему нечего противопоставить новейшему российскому оружию, он боится, что Россия продаст новейшие комплексы С-500 «Прометей» третьим странам», – пишет Rai Al Youm.

В свою очередь, китайское агентство Sina предположило, что «новейшие российские системы «Прометей» превзойдут по эффективности любую современную систему ПВО».

Ранее американский экспертный журнал The National Interest рассказал, что российский зенитный ракетный комплекс С-500 «Прометей» способен «убивать» американские истребители пятого поколения F-22 Raptor и F-35 Lightning II. В публикации «Прометей» назвали «одним из самых прямых и эффективных ответов России на стелс-самолеты США».

Всеядная система достанет в космосе

Уникальной особенностью системы С-500 является ее способность поражать цели не только в воздухе, но и в ближнем космосе. Она может решать задачи стратегической противоракетной обороны и при этом мобильна, говорит директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

«Ее можно перебросить железнодорожным транспортом, самолетом, а также своим ходом в любые районы, где требуется нарастить группировку сил и средств ПВО, – объясняет Коротченко. – Система полностью всеядна – за счет различных типов ракет, которые входят в ее боекомплект, она может поражать абсолютно любые виды целей, она позиционируется как система стратегической противоракетной обороны».

На сегодняшний день на вооружении войск ПВО России находятся зенитные ракетные комплексы дальнего действия семейства С-300В4 с возможностью перехвата целей до 400 км, ЗРК средней дальности Бук-М2 и Бук-М3, способные уничтожить объекты до 45 км, и ЗРК малой дальности Тор-М1 и Тор-М2, действующие на расстоянии до 30 км.

По мнению Игоря Коротченко, «просто так» выставлять С-500 вокруг Москвы и тем более по всей России – «нецелесообразно и экономически невозможно».

«Противовоздушным щитом» московского неба являются шахтные модернизированные противоракеты. При необходимости, разумеется, С-500 могут усилить ПРО Москвы и центральных промышленных районов, но это будет определяться конкретными обстоятельствами и конкретной необходимостью», – отметил эксперт.

Мы не можем делать сплошную систему стратегической ПРО на территории всей страны, этого не выдержит экономика ни одной страны мира, сказал Коротченко.

«Ничего кроме фотографий нет»

Какие именно части комплексов С-500 сегодня поступают в войска, неизвестно, указывает военный эксперт Дмитрий Литовкин.

«Комплекс состоит из нескольких десятков машин. Что именно на сегодняшний день поступает в войска, мы не знаем. Но, судя по тому, что Минобороны продемонстрировало тягач с двумя ракетами, скорее всего, это пусковая установка с новыми ракетами. Самая главная деталь этого комплекса – радиолокационная станция, представляющая собой элемент глобальной системы ПРО. Эта станция может видеть и космические аппараты, и малоразмерные аппараты», – рассуждает Литовкин.

По словам Литовкина, «мозг» этой системы – радиолокационная станция и командная машина – должен интегрировать все другие ПВО, которые есть в российской армии, и работать в парадигме постоянного развития системы и взаимопроникновения ее элементов.

«Начиная от комплексов ПЗРК «Верба» и «Глаз», которые находятся на плече военнослужащих, до С-400. Соответственно, те ударные элементы, которые есть в составе С-500, скорее всего, интегрируются и в систему управления более нижнего звена ЗРК. Командная машина С-400, вероятно, сможет управлять пусковой установкой С-500», – говорит он.

«С-500 – фантастика и сплошная конспирология. Ничего реального, кроме фотографии С-500 Минобороны и календаря «Алмаз-Антея», пока в открытом доступе нет. Только на первом фото – минский тягач, на втором – брянский, как бы с подоплекой на импортозамещение Россией белорусских машин», – обращает внимание Литовкин.

По мнению эксперта, фактор неизвестности и «атмосфера таинственности» вокруг проекта заставляют еще больше волноваться западные страны.

Ирина Альшаева