Ракетный поезд "Баргузин" сошел с рельсов

4.12.2017 · В стране
БЖРК "Баргузин".

В ноябре 2016 года представители Минобороны и оборонно-промышленного комплекса РФ наперебой рапортовали об успешном проведении первых бросковых испытаний межконтинентальной баллистической ракеты для перспективного боевого железнодорожного комплекса «Баргузин». На текущий год были запланированы доклад президенту РФ Владимиру Путину о перспективах развертывания комплекса и начало летно-конструкторских испытаний ракеты для него. Поезд должен был нести боевое дежурство как минимум до 2040 года.

И вдруг в субботу СМИ сообщают – тема закрыта как минимум на ближайшую перспективу. Фактически если данная информация будет подтверждена официально, то это будет первый случай остановки – временно или насовсем – работ в интересах стратегических ядерных сил (СЯС), которые, напомним, считаются главным гарантом безопасности страны и на развитие которых ресурсы выделяются в приоритетном порядке.

Разработка нового боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК), получившего название «Баргузин», была начата в 2012 году. А в декабре 2015 года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщил: «В настоящее время завершено эскизное проектирование, ведется разработка рабочей конструкторской документации на агрегаты и системы комплекса».

Ракетные поезда – тема не новая для страны. Первый ракетный полк с БЖРК «Молодец» заступил на боевое дежурство в октябре 1987 года, а к середине следующего года было развернуто уже пять таких полков. После распада Советского Союза данные комплексы были ликвидированы, последний был снят с боевого дежурства в 2005 году.

Но идея оказалась на удивление живуча, и через несколько лет в Москве вновь решили к ней вернуться. Однако, судя по всему, ее практическая реализация оказалась на сегодня неподъемной для российского бюджета. С другой стороны, в условиях стремительного развития средств обнаружения воздушного и космического базирования, а также серьезного качественного рывка, достигнутого ведущими странами мира в области создания высокоточных средств поражения, создание БЖРК в качестве средства ответного или ответно-встречного удара становится весьма сомнительной затеей.

А в исследовании американской корпорации RAND от 2014 года, например, указывается, что ракетный поезд имеет такие серьезные недостатки: более сложное обслуживание, возможность естественного (снег, обвалы) и искусственного (диверсии, аварии) блокирования пути, ограниченный набор маршрутов, более низкая живучесть по сравнению с шахтными комплексами (будучи обнаруженным противником, ракетный поезд может считаться уничтоженным).

Кроме того, согласно тому набору договоров в области ограничения стратегических вооружений, участником которых является Россия, эксплуатация мобильных комплексов в буквальном смысле зажата в тиски многочисленных ограничений, не позволяющих в полной мере реализовать весь их уникальный боевой потенциал. А самое главное – не позволяет добиться скрытности патрулирования.

Если ракетный поезд должен передвигаться только по определенному маршруту или маршрутам в зоне своей дислокации, да еще и регулярно демонстрировать себя воздушным и космическим средствам наблюдения зарубежных «контролеров», то о какой скрытности может идти речь? И это, пожалуй, самое главное достоинство БЖРК, без которого утрачивает смысл сама концепция ракетного поезда (хотя запрета на создание таких ракетных комплексов нет).

Конечно, убрать всех этих «контролеров» можно одним росчерком пера – выйти из указанных договоров, сняв тем самым с себя любые ограничения, но такого себе не позволяли две сверхдержавы даже в самые жаркие периоды холодной войны. Не говоря уже о том, что имеется еще и агентурная разведка, да и спутники никуда не денутся. Получится ли от них замаскироваться – это большой вопрос.

К примеру, генерал-полковник Сергей Каракаев в декабре 2013 года говорил журналистам, что вагон БЖРК первого поколения достаточно сильно отличался от вагона-рефрижератора, под который его маскировали. Он был длиннее, тяжелее, да и колесных пар было больше. Вагон нового поезда, по его словам, можно замаскировать более успешно, хотя куда деть такой демаскирующий признак, как несколько локомотивов в голове короткого «спецпоезда», – непонятно.

Генеральный конструктор корпорации «Московский институт теплотехники» Юрий Соломонов, которой, собственно, и поручили создавать новый БЖРК, в феврале 2011 года говорил: «Совсем недавно мы как раз выиграли конкурс по этой тематике, но я был сторонником принятия решения о неразвертывании полномасштабных работ по БЖРК. Во-первых, здесь речь идет не столько о ракетах, сколько о типе базирования, что связано с необходимыми затратами для воссоздания военной инфраструктуры, которая на сегодняшний день полностью разрушена. Это огромные деньги, и они потенциально ничего не добавят к боевой эффективности наших СЯС. Более того, БЖРК обладает принципиальным недостатком в современных условиях: низкая антитеррористическая устойчивость. Это уязвимое место железнодорожного комплекса, и оно существенно снижает его боевые возможности».

Владимир Щербаков, Независимая газета.



Комментарии для сайта Cackle