Приватизацию "Роснефти" финансировал "печатный станок" Евросоюза

29.03.2017 · Экономика
Роснефть

Конечным источником финансирования сделки по приватизации «Роснефти», спешно проведенной в декабре 2016-го года для латания дыры в федеральном бюджете РФ, стал Европейский центробанк.

23 марта ЕЦБ выдал кредит итальянскому банку Intesa, который, в свою очередь, обязался профинансировать консорциум из швейцарского трейдера Glencore и катарского суверенного фондом QIA, купивший 19,5% акций «Роснефти» за 10,5 млрд евро.

Как сообщает Bloomberg, займ был предоставлен на 4 года под 0% годовых в рамках программы долгосрочных кредитов (TLTRO), которую ЕЦБ проводит в целях оживления экономики зоны евро. Его сумма — 12 млрд евро — практически совпала с общей стоимостью проданного пакета «Роснефти» (10,5 млрд евро).

За кредитом Intesa обратился спустя три дня после того, как его участие в приватизации наконец одобрили власти Италии. Сделку рассматривали на предмет ее соответствия режиму санкций в отношении «Роснефти».

Из-за политического кризиса и смены правительства в Италии предоставление денег затянулось на три месяца — сама Intesa одобрила выделение 5,2 млрд евро 9 декабря, а разрешение от властей получила лишь 20 марта.

В результате приватизацию пришлось проводить полностью на российские деньги: по данным РБК, временный кредит консорциуму выдал банк ВТБ. Его сумма — 692 млрд рублей — в точности совпала с той, которую в итоге получил бюджет.

Участием ВТБ, вероятно, объясняется тот факт, что валюты за приватизацию «Роснефти» не увидел ни рынок, ни ЦБ, отмечают аналитики Сбербанк CIB.

Статистика центробанка по платежному балансу за декабрь показала приток инвестиций на 15,3 млрд долларов и одновременно отток на ту же сумму. Деньги ушли из страны в виде ссуды, объясняют в Сбербанк CIB, из-за этого баланс инвестиций оказался нулевым.

Наполнение бюджета рублями в рамках приватизации обеспечил «печатный станок» российского ЦБ: за две недели до сделки центробанк провел эмиссию и закачал в банковкую систему 600 млрд рублей дополнительных кредитов репо. «В качестве залога использовались рублевые облигации, возможно, — локальные облигации «Роснефти» (как раз сумму 600 млрд рублей, выпущенные в начале декабря)», — объясняют аналитики Алексей Булгаков и Искандер Луцко.

Конечным владельцем госпакета «Роснефти», напомним, стал сингапурский офшор QHG Shares, созданный по принципу «матрешки» — с использованием четырех «компаний-прокладок».

Две из них — QHG Investment LLP и QHG Holding — зарегистрированы в Великобритании, одна — в Катаре (Qatar Holding), еще одна — на Каймановых Островах (QHG Cayman). Причем конечные бенефициары последней неизвестны.



Комментарии для сайта Cackle