Преемник № 1 выпал из доверия Путина?

21.09.2021 · Политика

В 2012 году Дмитрий Медведев освободил занимаемое им четыре года кресло президента РФ, возглавив после этого российское правительство. В 2018 году он был переназначен в качестве премьер-министра, однако при этом в составе кабинета министров не оказалось некоторых его сторонников.

В начале 2020 года Дмитрий Медведев неожиданно для широкой общественности был освобожден президентом РФ от занимаемой должности, отправившись, по мнению многих политологов, в «почетную ссылку» — на должность заместителя председателя Совета безопасности Российской Федерации.

«С уходом премьера России Медведева Кремль потерял «последний бастион» концентрации негатива не на президенте, а на второй по величине фигуре.

Удобная конструкция по переводу повестки «со знаком минус» с президента на премьера рухнула. Теперь негатив витает в воздухе между кремлевскими кабинетами и правительством России. С учетом того, что в народе о существовании Мишустина узнали лишь несколько месяцев назад, люди напрямую ассоциируют негатив тяжелого ковидного года с первым лицом. И «пылесоса по сбору негатива» (кем являлся Медведев последние годы) больше нет», — высказывались тогда по этому поводу авторы одного из Telegram-каналов. Разделяя эту точку зрения, многие политологи посчитали это кремлевское решение несколько опрометчивым.

«Все это — остаточные явления, завершение процесса, начавшегося сразу после перехода Медведева из Кремля в Белый дом. После того как Медведев сам отказался от своего курса и согласился оставить пост президента, его лишили возможностей корректировать политику Путина. Правительство в качестве органа исполнительной власти разрушено», — завил на днях политолог, экс-советник руководителя администрации президента РФ (до апреля 2011 года) Глеб Павловский, как бы намекая на то, что Дмитрий Медведев, согласившийся в свое время «постеречь президентское кресло» для Владимира Путина, к настоящему моменту окончательно потерял доверие последнего.

На первый взгляд, в этом предположении видится изрядная доля истины.

Во главе списков любимой партии Кремля на нынешних думских выборах его, вопреки многочисленным ожиданиям, не оказалось. С днем рождения 14 сентября президент на этот раз просто поздравил Медведева удаленно, по телефону, хотя в прошлом году награждал его орденом «За заслуги перед Отечеством III степени». А на совещании с постоянными членам Совета безопасности, в ходе которого рассматривалась деятельность России в составе ряда международных организаций, судя по информации из Кремля, зампред вообще не присутствовал.

«Чем же Медведев провинился перед Путиным, что его настолько задвинули в тень», — задаются вопросом пользователи соцсетей.

— Дело, наверное, не столько в доверии или недоверии первого лица государства, сколько в том, какие идеи и тренды сейчас являются приоритетными в нашей политике, — поделился собственным видением ситуации с «СП» политолог Константин Калачев. — Дмитрия Анатольевича продолжают воспринимать как полулиберала или даже главного системного либерала. Все же помнят его слова о том, что свобода лучше несвободы, а также его призывы к модернизации и открытости.

Но у нас есть так называемый «силовой блок», который настроен ультраконсервативно, ультрапатриотически. Россия идет особым путем, Запад нам враг, и так далее. Понятно же, что в эту канву Медведев, мягко говоря, не совсем вписывается. Но это отнюдь не означает, что он потерял доверие президента. Просто ставка сейчас сделана на другие идеи и на других людей. На того же, например, Патрушева и на его восприятие мира. Именно его, наряду с Кириенко я бы зачисли в категорию главных политидеологов нашего времени.

— Почему?

— Потому что для нашего президента главная тема — суверенитет России как приоритетная защита от любого внешнего воздействия. У него сейчас противостояние с Америкой, геополитические игры на первом плане. Разве можно было, например, всего несколько лет назад представить, что наш МИД устами своих представителей будет говорить о том, что «умное голосование» придумали в Пентагоне? Что враг-Байден, по сути, стучится в ворота нашей осажденной крепости? Ну и как, скажите, в эту систему взглядов полноценно вписываться Дмитрию Анатольевичу?

Точно так же, к слову, не стоит, на мой взгляд, однозначно говорить о том, что у президента нет доверия к тому же Кудрину. Доверие, скорее всего, есть, личные отношения никуда не делись. Просто идеи, носителем которых является глава Счетной палаты, сейчас не являются для нас мейнстримом.

— Что же для нас сейчас мейнстрим?

— Никакого «гнилого» либерализма. Исключительно нормальная консервативная охранительная реакция. Которую кто-то вполне может назвать реакционным курсом. Личные отношения личными отношениями, а формирование внешнеполитического курса — это уже другая история. Все остальные измышления я бы назвал высасыванием из пальца, больше тут, собственно, и обсуждать-то нечего.

— То есть логично предположить, что тот же Дмитрий Анатольевич сейчас хоть и находится в тени, но только до поры до времени?

— Да, предполагать такое можно, потому что политика носит волнообразный характер. Консерватизм набирает силу, затем идет на спад и сменяется разговорами о модернизации, затем наоборот. Давайте закроемся — давайте откроемся, давайте воевать с Америкой — давайте дружить с Америкой и так далее.

— И при каких условиях политические тучи над головой нашего экс-премьера могут разойтись?

— Полагаю, как только наметится какое-то улучшение взаимоотношений России с Западом. Если, например, вторая встреча Путина с Байденом пройдет на позитиве, если новый канцлер Германии окажется лояльным к нам, Дмитрий Анатольевич вновь окажется востребованным. Как минимум в качестве коммуникатора, потому что олицетворяет собой «умеренных» политиков. Он ведь, по большому счету, прост и понятен, и, думаю, за рубежом многие вспоминают его президентство с определенной ностальгией. Да даже если внутри страны встанет вопрос о том, что отношения с Западом надо как-то менять и необходима деэскалация, он вновь станет полезен.

— Получается, Медведева из списка первоочередных преемников в «большом трансфере власти» вычеркивать тоже рановато?

— Абсолютно никого из списка кандидатов в преемники вычеркивать, я полагаю, не нужно. Все же прекрасно понимают, что на смену консервативному главе государства может прийти ультраконсервативный. А после него два варианта — либо к власти придет, образно выражаясь, совсем уж тиран и деспот, что будет, по сути, символизировать конец всех наших демократических свобод, либо, наоборот, придет оттепель и «раскручивание» гаек, модернизация и так далее. И здесь Медведев вполне может рассматриваться как потенциальный преемник.

Да, у него довольно высокий антирейтинг в народе. Но вы же знаете, что все познается в сравнении. И если нам будут предлагать на пост главы государства, условно говоря, эдакого «унтера Пришибеева», на фоне которого Владимир Владимирович будет выглядеть прямо-таки ультралибералом, уверен, найдется достаточное количество людей, которые скажут — нет уж, лучше давайте нам Медведева тогда, чтобы окончательно не потерять хоть какие-то зачатки демократии в стране.

— А насколько высока вероятность такого развития событий?

— Давайте не будем забывать, что происходит естественный процесс смены поколений. Постсоветские, а уж тем более советские люди, для которых внешний враг и внешняя угроза играли решающую роль. На смену им приходит поколение молодое.

Разговоры о гибридной войне, признаться, многим уже порядком поднадоели. И они начинают размышлять примерно в таком ключе — «если мы готовы, условно говоря, воевать, тогда давайте уже воевать». Но если мы воевать все-таки не собираемся, то рано или поздно, поверьте, настанет время, когда гайки все-таки придется немного открутить.

Посмотрите на Индонезию, на некоторые страны Азии и Латинской Америки, политика которых изменилась в результате реформ. Ничто, как говорится, не вечно под Луной, и пример России на этом фоне абсолютно не уникальный.