Почему президенту Эстонии рекомендуют встретиться с Путиным

21.01.2021 · Политика

Нарастающую напряженность в Заполярье в полной мере отразил новый сезон виртуальных диалогов на медийной платформе международной ассамблеи «Арктический круг» (АК). Поводом для первого в этом году вебинара послужили арктические амбиции Таллина, вручившего в минувшем ноябре председательствующей в Арктическом совете (АС) Исландии заявку на получение статуса наблюдателя.

Гостем вебинара стала президент Эстонии Керсти Кальюлайд. Тему встречи сформулировали просто: «Эстония в Арктическом совете (АС)? Что может она предложить?» Но за ней – подтекст: «Допустит ли Россия Эстонию в наблюдатели АС?»

Он и стал лейтмотивом онлайн-встречи, модерируемой экс-президентом Исландии Олавуром Гримссоном. Соответственно подбирались для главы Эстонии вопросы участников вебинара, «представлявших 35 стран с пяти континентов». Шесть вопросов из девяти отобранных принадлежали участникам стран – членов НАТО (Португалии, Норвегии, Канады, Исландии), а два – участникам натовской программы «Партнерство ради мира» (Австрии и Ирландии). Чтобы не быть голословной, приведу некоторые из вопросов: «Как искомый Эстонией статус отразится на отношениях ЕС/НАТО с Россией в регионе Балтийского моря?»; «Видит ли Эстония Россию в качестве препятствия на пути в АС?»; «Рассматривает ли Эстония Китай и Россию как угрозу Арктике?»

Приветствуя эстонскую заявку в АС, Гримссон заявил, что присоединение Эстонии к арктической семье Балтийского региона открыло бы новое измерение европейского участия в Арктике, полезное как для региона, так и для Арктики в целом. И пояснил сию мысль: «В Балтийском регионе Россия, Швеция, Финляндия, Норвегия и Дания – члены АС, а Германия и Польша – наблюдатели». Но Гримссон скромно умолчал об Исландии. А ведь регион Балтийского моря охватывает все европейские государства, чьи столицы расположены выше 52° северной широты, то есть простирается от Рейкьявика до Москвы.

Желая помочь Эстонии в получении статуса наблюдателя, Гримссон отечески поинтересовался у Кальюлайд, обсуждала ли она перспективы заявки с высокими представителями России? Получив отрицательный ответ, он посоветовал ей обязательно посетить международный форум «Арктика – территория диалога» (09.04.21) в Санкт-Петербурге и встретиться там с Владимиром Путиным.

Отдадим должное Керсти Кальюлайд. Все провокационные вопросы она блестяще парировала, не выходя за «красные линии» западной солидарности, но и не задевая болезненно Россию. Предположив, что присутствующие вряд ли знакомы с истоками полярного опыта Эстонии, она напомнила, что великий первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен – выходец из Эстонии и что в прошлом году в честь 200-летия его открытия эстонские ученые участвовали в антарктической российской экспедиции. Да и впредь они рассчитывают на сотрудничество с Россией. Упомянула она и успешное участие эстонцев «вместе с коллегами из Москвы и Санкт-Петербурга (Ленинграда. – К.Л.)» в арктических исследованиях СССР. Но все же она не удержалась на позитиве и помянула «советскую оккупацию».

Допуская несовпадение подходов Таллина и Москвы по международной повестке дня, Кальюлайд резюмировала: «Различия должны быть оставлены за порогом ради общей борьбы с изменением климата и спасения нашей планеты для наших детей». Она также сообщила о тесном российско-эстонском сотрудничестве в «значимых для коренных народов Заполярья сферах», напомнив о принадлежности эстов, как и многих коренных народов севера России, к финно-угорской семье. И с удовлетворением объявила, что несостоявшийся из-за пандемии VIII Всемирный конгресс финно-угорских народов пройдет в Эстонии в 2021 году, и, по-видимому, на нем будет и Путин. Подытоживая свои ответы на вопросы о российско-эстонских отношениях, она констатировала: «Я не вижу причин, мешающих нашему взаимодействию в АС».

Лучшим обоснованием целесообразности наделения Эстонии статусом наблюдателя АС, а также плодотворного эстонско-российского сотрудничества в высоких широтах, стала бы поддержка Таллином российской инициативы по «укреплению синергии в деятельности северных межправительственных советов» (Арктического совета, Совета Баренцева/Евроарктического региона, Совета государств Балтийского моря, Совета министров Северных стран). Поскольку Эстония – подписант Договора о Шпицбергене 1920 года, к тому же стремящийся внести научный вклад в развитие Арктики, закономерен вопрос, готов ли Таллин поддержать заложенную в 5-ю статью договора, но так и не реализованную за столетие идею конвенции о научной деятельности на Шпицбергене? При его готовности можно было бы объединить усилия российских и эстонских экспертов по актуализации международного режима на архипелаге, обсудить и подготовить к подписанию многостороннюю конвенцию о науке на Шпицбергене.

Министерская встреча АС, где председательство перейдет к России и будет определен статус Эстонии, запланирована на 19–20 мая. Приоритеты российского председательства уже объявлены. Москва готовится предложить и новые форматы сотрудничества. У Таллина еще есть время для мудрых решений по взаимодействию с Россией.



Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle