Почему иностранная разведка знает дислокацию наших войск

1.03.2021 · В мире

Американский Центр военно-морского анализа (Center for Naval Analyses, CNA) не так давно опубликовала материалы, собранные западными разведками о составе сил Западного военного округа России. 66-страничный доклад называется «Российские вооруженные силы в Западном военном округе».

Уровень осведомленности западных разведок о нашей армии впечатляет. О нем, например, дает представление карта из доклада, которую перепечатало электронное издание «Армейский стандарт».

На карте условными военно-топографическими значками обозначены места расположения штабов отдельных воинских частей и бригад. Например, ракетные и артиллерийские части и соединения, истребительные авиаполки, части противовоздушной обороны, вертолетные полки и т.д.

Понятно, что, зная, где какие наши части находятся, штабы противника могут выделить наиболее важные из них и сделать целями для превентивного ракетного или авиационного удара. Так откуда же иностранные разведки черпают такие важные для безопасности страны сведения? Неужели все это — результат агентурной работы? Военный эксперт капитан 1 ранга Владимир Гундаров считает, что во времена Интернета и спутников методы получения важной информации сильно изменились.

— Есть несколько источников получения подобной информации западными разведками, — отметил эксперт. — В первую очередь, конечно, это космическая съемка. Далее — радиоэлектронная и радиотехническая разведка. По излучению можно определить служебные радиосети, определить источники и вскрыть расположение воинских частей.

Но, пожалуй, самый главный источник получения военной информации — это это открытые источники информации — газеты, телевидение, в том числе региональные и местные СМИ. С появление Интернета и электронных сайтов эта информационная «брешь» расширилась до опасных пределов.

Еще во времена СССР до 90 процентов разведывательной информации о Советской армии западные разведчики получили не от агентов, а из открытых источников информации. Например, из публиковавшихся статистических данных или местных газет.

Насколько я знаю, во всех разведывательных спецшколах приводят пример, как американцы в 60-е годы по статистическим данным о выплавке стали определенных марок вычислили, сколько в СССР в год производится высотных истребителей-перехватчиков.

Такая же ценная информация о выплавке спецсталей для ядерных реакторов подлодок тоже попадала в открытый доступ .

— То есть чужие разведслужбы все это мониторят, в том числе местные СМИ?

— То, что сейчас все региональные СМИ выложены в Интернете или имеют аккаунты в американских социальных сетях типа Facebook или Twitter, это просто кладезь для разведки.

Потому что там иногда выкладывают многое из того, что надо было бы скрывать. Гражданские журналисты, особенно женщины, очень любят рассказывать, например, про воинские части или называть имена и фамилии командиров.

Чаще это делается в гражданских СМИ из-за незнания Закона о гостайне. Я, будучи начальником отдела печатных СМИ в одном крупном субъекте Российской Федерации, дважды указывал редакторам районных газет на факты невольного разглашения закрытых сведений. Журналисты указали в публикации названия воинских частей, их фактические адреса и названия. То есть не только полевые наименования — номера войсковых частей, но и фактические названия, указывающие на принадлежность военной структуры к тому или иному роду войск и их масштаб.

Помню, в доинтернетовскую пору у нас в стране целые фирмы, их бы сейчас назвали иноагентами, занимались тем, что за определенные деньги, условно — за 100 долларов в месяц, нанимали людей, которые скупали региональные газеты и готовили обзоры по определенным темам. Это могла быть военная тематика или экологическая. По крайней мере, первые доклады экологической организации «Белуна», которые были опубликованы в российских СМИ и по которым потом было возбуждено уголовное дело о разглашении,  делались именно по такой схеме. Все собиралось, аккумулировалось и передавалось кому надо.

— Так что введенный не так давно запрет для военнослужащих пользоваться на службе электронными гаджетами с возможностью геолокации, фото- и видеосъемки и выхода в Интернет не случаен?

— Разумеется. Бойцы же делятся своими фотографиями со знакомыми, родственниками. Могут выложить в соцсети. А по этим снимкам можно определить, где находится воинская часть, чем занимается, какое оружие имеет.

Послушайте, информационные технологии, возможность мгновенной обработки огромных массивов информации дошли до немыслимых ранее пределов. Они позволяют идентифицировать человека, даже если он будет в защитной маске, по радужной оболочке глаз или форме ушных раковин.

Вот вы знаете, например, что на многих крутых оборонных предприятиях отказались не только от бумажных пропусков, но и от электронных. В проходной видеосистема распознает человека по глазам и ушам, когда он заходит в проходную. Даже если человек в маске, видеосистема не ошибается. Видит — свой сотрудник или чужой.

Все эти информационные технологии активно используются западными разведками. А потом мы имеем такие вот карты расположения наших воинских частей.

— Судя по тому, как много западные разведки знают о нашей армии, нам есть еще над чем работать в плане бдительности?

-Да, видно, что у нашего противника сбор информации и ее обработка налажены очень хорошо.



Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle