Литва сворачивает модернизацию железной дороги из-за санкций против Беларуси

14.10.2021 · Экономика

В Литве приостанавливается проект реконструкции участка основой железнодорожной линии на западе страны стоимостью 56,5 миллиона евро. Об этом сообщила пресс-служба LTG Infra — дочерней компании «Литовских железных дорог» (ЛЖД). Пересмотреть свои планы Вильнюсу пришлось из-за санкций против Беларуси, которые совсем скоро могут спровоцировать в прибалтийской республике транзитный кризис. В этих условиях Литва вынуждена действовать точно так же, как соседняя Латвия: сворачивать ранее запущенные инвестиционные проекты.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что санкции США и ЕС против Беларуси все-таки возымели эффект. Но не на Беларусь, а на Литву: ЛЖД приостанавливает модернизацию участка Плунге — Шатейкяй на основной железнодорожной линии страны.

Проект был запущен в 2019 году, в конкурсе подрядчиков победила дорогоукладочная и мостостроительная компания Kauno tiltai. Получив разрешение правительства и комиссии, проверяющей сделки стратегических компаний, «Литовская железная дорога» подписала с ней контракт на 56,5 миллиона евро.

За эти деньги Kauno tiltai должна была реконструировать 13,9 километра нынешнего ж/д полотна, проложить новые пути такой же протяженности, обновить мосты и переходы, реконструировать стрелки и переезды, модернизировать сами станции Плунге и Шатейкяй.

В результате допустимая скорость пассажирских поездов на этом участке выросла бы со 120 до 160 километров в час, а товарных составов — с 90 до 120 километров. «Одна из важнейших целей этого проекта — обеспечить повышение пропускной способности и скорости стратегического коридора IXB, который соединяет столицу Вильнюс с основным литовским центром грузооборота и логистики — Клайпедским портом», — отмечал глава LTG Infra Каролис Санковскис.

От этих планов Литва вынуждена отказаться из-за экономических ограничений, которые Запад ввел против режима Лукашенко. Вот что заявляет тот же Санковскис: «Геополитическая ситуация из-за санкций ЕС и США для Беларуси вынуждает нас пересмотреть инвестиционную отдачу некоторых проектов».

На первый взгляд его слова могут показаться странными. Пока что единственный транзитный груз из Беларуси, который потеряла Литва, это нефтепродукты. Все остальное по-прежнему идет на экспорт через Клайпедский порт, а по некоторым позициям грузооборот даже растет. Это подтверждает финансовая отчетность ЛЖД: за первые шесть месяцев 2021 года выручка компании уменьшилась всего на 0,4% (с 206,1 до 205,3 миллиона евро). Грузоперевозки LTG Cargo сократились на 1%, прибыль LTG Infra — на 2%. Спад совсем не критичный, если это вообще можно назвать спадом.

Но совсем скоро ситуация может измениться. Под каток американских санкций попал один из ведущих мировых производителей удобрений — «Беларуськалий». Минфин США, как и положено в таких случаях, выдал генеральную лицензию на сворачивание сделок с участием белорусского гиганта (или компаний, в которых ему принадлежит не менее 50% акций). Срок действия лицензии истекает в декабре.

Литва могла бы проигнорировать этот документ, поскольку санкции Соединенных Штатов распространяются только на американских физических и юридических лиц. Но от греха подальше прибалтийская республика тоже решила разорвать контракты с «Беларуськалием». Литовский министр транспорта Марис Скуодис прогнозирует, что в декабре прекратится вообще весь экспортный транзит белорусской продукции через Клайпедский порт.

Железнодорожники, конечно, приняли это к сведению. «Похоже, приближается момент, когда поставки прекратятся, а это означает, что мы потеряем около 60 миллионов евро годового дохода, а вся логистическая цепочка Литвы не получит дохода более 100 миллионов евро», — заявлял гендиректор ЛЖД Мантас Бартушка.

Государственные субсидии, необходимые для поддержания инфраструктуры, он оценил в 60 миллионов евро. Если «Литовская железная дорога» не получит этих денег, то ей придется существенно поднять тарифы на перевозку грузов и пассажиров.

Второй вариант кажется более реалистичным.

Во-первых, государственная казна не потянет непредвиденные расходы в размере 60 миллионов евро (для удовлетворения запросов ЛЖД придется либо урезать другие статьи бюджетных расходов, либо залезать в долговую яму).

Во-вторых, правительство консерваторов вообще не настроено помогать отечественным компаниям, которые пострадают из-за санкций против Беларуси. Об этом в конце августа заявила министр экономики и инноваций Литвы Аушрине Армонайте: «Скажу прямо: ни о каких субсидиях не может быть и речи. Мы понимаем, что есть трудности, но надеемся, что они временные».

Иными словами, расхлебывать последствия непродуманной литовской политики будут сами портовики и железнодорожники. Они знали, на что шли, когда вели дела с «автократическим государством». В ЛЖД явно прислушались к словам Армонайте. Компания приняла решение о сворачивании инвестиций в реконструкцию железнодорожного участка Плунге — Шатейкяй, понимая, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

О каких инвестициях может идти речь, если Литва стоит на пороге тяжелейшего транзитного кризиса? Соседи-латыши не дадут соврать: раньше они тоже собирались модернизировать железную дорогу, а сегодня распродают ее на аукционах.

Кстати, в Литве ситуация действительно развивается по известному сценарию. В прошлом году латвийская компания Latvijas dzelzceļš (LDz) решила свернуть электрификацию железной дороги. На этот проект уже выделили сотни миллионов евро из Фонда сплочения ЕС, но выделили тогда, когда LDz собиралась ежегодно обрабатывать 45–55 миллионов тонн грузов. Из-за потери российского транзита эти планы стали откровенно нереалистичными, а проект электрификации — бессмысленным.

Разница между литовскими и латвийскими железнодорожниками только в том, что последние пересмотрели свои инвестиционные проекты уже в разгар транзитного кризиса. До этого они предпочитали игнорировать угрозу переориентации российских грузов на порты Ленинградской области.

Литовцы, видимо, решили не повторять ошибку соседей: к разрыву сотрудничества с «Беларуськалием» они готовятся заранее. И правильно делают! Новых грузоотправителей, которые могли бы компенсировать потерю белорусского транзита, ЛЖД все равно не найдет. Единственный способ смягчить удар — это снизить собственные издержки.