«Красная скала» охотится на «черные дыры»

8.12.2021 · В мире

В акваторию Средиземного моря 5 ноября вошло судно Red Rock («Красная скала»), приписанное к порту Новый Орлеан и принадлежащее техасской компании Hornbeck Offshore, занимающейся обслуживанием морских добывающих нефтегазовых платформ. Оно относится к классу снабженцев, то есть транспортных судов с просторной грузовой палубой за надстройкой, на которой можно размещать самую разнообразную полезную нагрузку. Red Rock при водоизмещении 3911 т, дедвейте 5493 т имеет длину 89 м и ширину 20 м, а площадь ее обширной грузовой палубы составляет 1007 кв. м.

Некоторое время назад Red Rock за 40 млн долл. арендовал Пентагон. Судно оснастили модульной контейнерной системой гидроакустической разведки SURTASS-E, предназначенной для поиска и слежения за подводными лодками. С тех пор «Красная скала» перестала появляться у нефтегазовых платформ. Зато была замечена на линии Гренландия – Исландия – Соединенное Королевство (GIUK) в Северной Атлантике (главном противолодочном рубеже НАТО), вблизи Бермудских островов у восточного побережья США, а также в проливе Ла-Манш.

У среза кормы Red Rock размещена лебедка для постановки и выборки буксируемой гидроакустической антенны. А на грузовой палубе – семь контейнеров, где размещаются различные системы, в том числе пост обработки информации и узел специальной связи, передающий данные об обнаруженных подводных объектах.

По примеру AWACS

Суда гидроакустической разведки имеют давнюю историю. В начале 1980-х годов командование ВМС США, озабоченное ростом и совершенствованием подводного флота СССР, вынуждено было искать варианты борьбы с этой угрозой. Система стационарного гидроакустического наблюдения SOSUS, развернутая в Атлантическом и Тихом океанах в 1960–1970-е годы и стоившая американским налогоплательщикам 16 млрд долл. (более 100 млрд по текущему курсу), перестала удовлетворять Пентагон.

Во-первых, русские субмарины становились все более малошумными, и гидрофоны, размещенные на дне, их уже плохо слышали. Во-вторых, погрешности в определении координат обнаруженных SOSUS целей были велики и не способствовали эффективности противолодочных операций. В-третьих, система SOSUS быстро приходила в негодность, поскольку постоянно находилась в агрессивной океанской среде. На ее поддержание и ремонт требовались огромные деньги. В-четвертых, до американской разведки стали доходить смутные сведения о создании в России глубоководных подводных лодок, способных рубить в лапшу линии SOSUS. Короче, системе потребовалась замена.

И тут вспомнили о самолетах дальнего радиолокационного обнаружения. К тому времени они получили уже широкое распространение. Самолеты системы AWACS доказали свою эффективность при обнаружении воздушных целей и наведении на них средств ПВО. Нечто подобное в Пентагоне решили создать и на море. Так появилась программа SURTASS (Surveillance Towed Array Sensor System) – «Буксируемая гидроакустическая система наблюдения».

К разработке перспективной системы Пентагон привлек многие ведущие американские фирмы и научные организации. В их числе были Лаборатория прикладной физики университета Джонса Хопкинса, Центр эксплуатационного обслуживания интегрированной системы подводной разведки и противолодочного наблюдения ВМС США, корпорация Raytheon, компания Digital System Resources.

В рамках программы SURTASS было построены 18 кораблей океанского наблюдения (T-AGOS) типа Stalwart, приписанных к Командованию морских перевозок ВМС США. Они имели полное водоизмещение 2285 т, длину 68,3 м, ширину 13,1 м, скорость максимального хода 11 узлов. Экипаж состоял из 20 гражданских моряков и пять военных специалистов. В корме кораблей имелся слип для спуска буксируемой антенны пассивной гидроакустической станции UQQ-2 (длина ее кабеля могла достигать 1800 м). Планировалось, что каждое такое судно в течение 90 суток будет нести службу на «субмариноопасном» направлении, таща за собой на скорости два-три узла антенну ГАС. Еще восемь суток морским «аваксам» отводилось на прибытие к точке дежурства и на убытие из нее. Почти 300 суток в году каждый корабль должен был находиться в море.

Но это по расчетам. Практика их не подтвердила. Более 60–74 дней корабли типа Stalwart, чьи мореходные качества оставляли желать лучшего, в походе не выдерживали, особенно в бурных и холодных высоких широтах.

Тогда для буксировки ГАС UQQ-2 решили поменять платформу. Так появились четыре судна океанского наблюдения типа Victorious. Они стали первыми военными кораблями-катамаранами с малой площадью ватерлинии (SWATH). Их полное водоизмещение возросло до 3440 т, заметно увеличилась и ширина – до 28,5 м. Существенно улучшились мореходные качества.

При эксплуатации T-AGOS типа Stalwart выяснилось, что для обнаружения подводных лодок одних пассивных буксируемых гидроакустических антенн недостаточно. Поэтому на судах типа Victorious была добавлена «активная приставка» LFA, излучающая акустические сигналы в диапазоне от 100 до 500 Гц. Активная антенна опускается под днищем судна-носителя на глубину примерно 120 м. На ней имеются отдельные звенья, именуемые «прожекторами». Они генерируют сигналы различной частоты и длительности (обычно импульс не превышает десяти секунд), которые называются «пингами». Их эхо, отраженное подводными целями, улавливается антеннами UQQ-2.

Масса оборудования системы SURTASS-LFA, размещенной на T-AGOS типа Victorious, составила 64 т. Но это сокращенная версия Compact LFA. А полную 155-тонную модификацию установили лишь на T-AGOS Impeccable («Непогрешимый») полным водоизмещением 5360 т.

Планировалось построить несколько SWATH-катамаранов длиной 85,8 м и шириной 29,2 м. Но окончание «холодной войны» не позволило реализовать программу. Да и советские, а затем и российские АПЛ перестали выходить в океан.

Грехи «Непогрешимого»

Но для «Непогрешимого» работа все-таки нашлась. Он стал наведываться в Южно-Китайское море, где на острове Хайнань находится база китайских АПЛ стратегического назначения.

8 марта 2009 года Impeccable в 75 милях к югу от острова Хайнань был атакован рыболовными сейнерами КНР. Казалось, китайские рыбаки хотели отогнать незваного гостя от района их традиционного промысла. Но это только на первый взгляд. Совершенно очевидно, что рыбаки, которых в США именуют «ополченцами», препятствовали действиям «Непогрешимого». Impeccable посредством SURTASS-LFA пытался собрать данные для акустического «портрета» ПЛАРБ ВМС НОАК.

Сейнеры окружили американский корабль и принялись вытеснять из района плавания, при этом стараясь оборвать антенну под днищем. Impeccable не имеет вооружения, поэтому его командир приказал обдать рыбаков из пожарных гидрантов. Но это нисколько не охладило пыл китайцев. Они разделись до трусов и продолжали попытки «наезда» на Impeccable.

«Наезд» рыбаков создавал угрозу безопасности американского корабля, и Вашингтон тут же обвинил Пекин в нарушении Международной конвенции по морскому праву (хотя сами США так и не удосужились присоединиться к этой конвенции). Потом последовала серия взаимных упреков. МИД КНР заявил, что судно Командования морских перевозок нарушило китайское и международное законодательство, несанкционированно проводя работы в 200-мильной исключительной экономической зоне Китая. Американская сторона продолжала настаивать на том, что «Непогрешимый» находился в международных водах, где вел исследовательские работы, а в 200-мильной зоне, где произошел инцидент, Китай обладает лишь правом на добычу полезных ископаемых.

Действительно, в исключительной экономической зоне права Китая распространяются на ресурсы морского дна и биопродукты, на добычу которых требуется приобретать лицензию или квоту. И на научно-исследовательскую деятельность, связанную с поиском и изучением таких ресурсов, тоже необходимо разрешение. А если эта деятельность шпионская? На этот счет в Международной конвенции по морскому праву ничего не говорится. Но Impeccable занимался именно разведкой. Собственно, ничем другим это судно заниматься и не может.

Постепенно скандал заглох. А «Непогрешимый» перестал появляться вблизи китайских военно-морских баз.

Возвращение разведчиков

В связи с активизацией деятельности российских и китайских подводных лодок в Атлантике и на Тихом океане в США решили возобновить программу строительства судов океанского гидроакустического наблюдения и контроля.

В прошлом году ВМС США заключили контракт с судостроительной компанией Halter Marine на сумму 981 тыс. долл. на предварительные исследования и проектирование новых судов T-AGOS(X). Они призваны заменить четыре устаревающих судна этого класса типа Victorious. Их водоизмещение составит порядка 6000 т, а корпус будет представлять собой катамаран с малой площадью ватерлинии.

Для обнаружения современных подводных лодок эти суда оснастят буксируемыми протяженными гидроакустическими антеннами и низкочастотными опускаемыми ГАС. Вместе с Halter Marine проектированием T-AGOS(X) занимаются конструкторское бюро Gibbs & Cox и фирма ST Engineering North America. Ожидается, что в 2022 году будет заключен контракт на строительство головного судна с опционом еще на шесть единиц. Они обойдутся примерно в 400 млн долл. каждое.

А пока суд да дело ВМС США призывают на военную службу арендуемые гражданские суда. Особое их внимание привлекают суда-снабженцы. На их больших палубах можно размещать самую разнообразную полезную нагрузку. Достаточно вспомнить опытовые беспилотные боевые корабли Ranger и Nomad, переоборудованные из снабженцев.

На Red Rock, как мы знаем, размещена опытовая модульная система гидроакустической разведки SURTASS-E. Она отличается от тех, что имеется на T-AGOS типов Victorious и Impeccable. Модульный комплекс проще. Его главная фишка – сдвоенная буксируемая пассивная низкочастотная гидроакустическая антенна TL-29A фирмы L3Harris.

Море тише – глубины страшнее

Создается впечатление, что в бурных водах Северной Атлантики «Красная скала» не зарекомендовала себя. Ее конструкция не рассчитана на длительную эксплуатацию в штормовом океане. Это одна из причин перевода Red Rock в более спокойное Средиземное море.

Вторая причина, и более важная, – российские дизель-электрические субмарины проекта 06363 «Палтус», базирующиеся на сирийский порт Тартус. Когда эти лодки появились в Средиземном море в 2015 году, натовские военно-морские эксперты утверждали, что корабли альянса без труда засекут «старые русские ведра». Однако эти заявления оказались преждевременными.

Российские подлодки, которые еще в начале 1990-х годов американцы назвали «черными дырами», обнаружить весьма затруднительно. Их особенно стали опасаться после 8 декабря 2015 года, когда ДЭПЛ «Ростов-на-Дону» нанесла ракетами «Калибр-ПЛ» высокоточные удары по объектам в Сирии. Из акватории Средиземного моря «Палтусы» способны атаковать любые цели на территории европейских государств НАТО.

Мощный эскорт 21-й авианосной группы, обеспечивающий плавание британского авианосца Queen Elizabeth в Средиземном море в июне этого года, не мог гарантировать безопасность своего флагмана. В любой момент торпеды и ракеты российских подлодок были способны потопить гордость британского флота.

Появление «Красной скалы», безусловно, осложнит жизнь наших субмарин. Надо будет изобретать новые тактические приемы, а ученым – искать средства противодействия глубоководным низкочастотным антеннам.

Александр Иванин