Как Кремль накажет Турцию за Крым

22.09.2021 · Политика

«Мы считаем важным сохранять территориальную целостность и суверенитет Украины, включая территорию Крыма, аннексию которого мы не признаем. Нужно прилагать больше усилий по вопросу защиты прав крымских татар», — сказал президент Турции Эрдоган в ходе выступления на Генассамблее ООН.

Буквально накануне МИД Турции сделал громкое заявление, что прошедшие 17−19 сентября выборы в Госдуму в Крыму не имеют юридической силы для Анкары по этой же причине.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отреагировал, по сути, беззубо, дескать, «Кремль не приемлет заявления Анкары о нелегитимности выборов в Крыму и открыто говорит об этом турецким коллегам». Более резко огрызнулась разве что Мария Захарова, официальный представитель МИД РФ. По ее словам, «подобные заявления мы никогда не оставляем без внимания» и «мы делаем соответствующие выводы, которые явно не идут в пользу развития двусторонних отношений».

Любопытно, что имела в виду Мария Владимировна, угрожая туркам. Перекроет вентиль на магистральном газопроводе «Турецкий поток»? Заморозит строительство АЭС «Аккую», кстати, по формуле BOO (build-own-operate, что переводится, как «строй-владей-эксплуатируй»)? Не пустит россиян на отдых в Аланию? Или, даже не продаст истребитель 5-го поколения Су-75 Checkmate, который еще даже не взлетел? А, может, Захарова намекнула на какие-то таинственные рычаги, о которых не знает общественность?

Между тем, баланс интересов между Москвой и Анкарой в Турецкой Республике (ТР) всегда был предметом глубокого политического анализа. Турки придерживаются правила, что от разрыва отношений между нашими странами должны намного больше потерять русские. Это, по мнению тамошних экспертов, должно охлаждать горячие головы в РФ от поспешных шагов, если что-то пойдет не так.

Широко цитируемый в Турции стратег Тимоти Эш из отдела управления портфелями компании «BlueBay» утверждает, ссылаясь, к слову, на официальную статистику: «Несмотря на доходы от туризма из России на сумму 3−4 миллиарда долларов, основным торговым, инвестиционным и финансовым партнером Турции являются западные страны».

В опубликованном в (доковидном) 2019 году докладе EDAM (Ekonomi ve Dış Politika Araştırma Derneği — Ассоциации экономических и внешнеполитических исследований), говорится: «Турецкие подрядчики завершили контрактные работы на сумму $ 65 млрд в России к концу 2017 года и вложили в страну около $ 10 млрд. В свою очередь, инвестиции России в Турцию, за исключением АЭС „Аккую“, достигли такого же уровня, как и эта цифра».

Между тем, по словам бывшего посла в Турции Владимира Ивановского, стоимость АЭС «Аккую» оценивается в $ 25 млрд., причем по итогам 2018 года было вложено в этот проект более $ 3 млрд., сегодня можно говорить уже о $ 4−5 млрд.

В докладе EDAM отдельно отмечается, что «блеску и шику» в ряде ключевых городов русские обязаны именно туркам. Например, гордость путинской столицы — небоскребы «Москва-Сити» — дело рук турецких строителей, сами они (то есть мы) никогда бы не построили. В целом, даже здесь зависимость РФ намного выше, чем выгода подрядчиков ТР, тем более, что Россия имеет огромный дефицит рабочих рук в строительстве.

Если из Москвы звучат угрозы в адрес Анкары, то, как подметили политические обозреватели аналитического издания Dunya, их «извергают» второстепенные в большой политике люди. А президент Путин предпочитает говорить обтекаемо, чтобы не обидеть Эрдогана. В частности, по итогам его недавней встречи с сирийским лидером Асадом, не прозвучало фраз о безусловной поддержке Дамаска.

Но в Турции все понимают, что проблемы в отношениях между Анкарой и Москвой стремительно нарастают, отмечает Dunya. Поэтому перед Эрдоганом стоит непростой вопрос: «Сколько еще может продлиться эта игра с тонким балансом?».

Чтобы понять «партнера», иногда полезно посмотреть на борьбу его глазами. Анкара не скрывает, что больше всего на свете боится появления на карте мира большого Курдистана — от Ирака до Средиземного моря. С учетом того, что в Турции проживает много курдов, исторически настроенных против потомков янычар, данная перспектива означает огромную опасность для османов. В этом плане вторжение в Идлиб подается Эрдоганом, как уменьшение этой угрозы.

Однако, «в результате Турция оказалась втянута в конфликт не только с Сирией, но и с ее главным сторонником Россией, — отмечает Dunya. — Американские войска также продолжают свое присутствие на севере Сирии и оказывают поддержку курдам».

Далее политически анализ плавно переходит к «незалежной». Дескать, говоря о Сирии, турки имеют дело и с украинской тематикой. С одной стороны, Анкара придерживается западной позиции в отношении Тавриды, с другой — «крымская проблема (для Турции) разветвилась и превратилась в более всеобъемлющую проблему безопасности».

Издание Dunya отмечает: «Турция ориентирована на всестороннее оборонное сотрудничество с Украиной, включающее, прежде всего, производство оружия. Во времена Советского Союза Украина была одним из центров авиационной промышленности. Она частично сохраняет часть своих возможностей, включая производство вертолетов, самолетов и авиационных двигателей», — то есть всего того, чего критически не хватает Анкаре в свете уже идущей бесконечной войны с еще не сформировавшимся, но уже обозначившимся Курдистаном.

Иначе говоря, не признавая выборы в Крыму, турки хотят одним выстрелом двух зайцев убить: и американцам угодить, и у украинцев авиационные технологии увести. Что касается возможной реакции Москвы, то на нее османы плевать хотели.

Выводы экспертов Dunya, кстати, проправительственного издания, неутешительны: «Турция и Россия, выступающие в регионе с геополитическими танцами, похоже, вступили в гонку за расширение сферы влияния. Но также выражаются опасения, что все может сорваться и перейти в открытый конфликт». Дело в том, что потери турецкой армии в Идлибе стремительно растут, как считают в Анкаре, не без помощи ВКС РФ, которые перемалывают турецкие прокси-силы.

Вероятно, именно эта острая для турок проблема поднимется в ходе однодневного визита Эрдогана в Сочи, который состоится 29 сентября. Он летит к Путину на фоне очередной гибели турецких солдат в Сирии. Очевидно, что заявления Захаровой о «выводах, которые явно не идут в пользу развития двусторонних отношений» отражают робкую попытку МИД РФ усилить свои переговорные позиции, слабые, к сожалению, во всех отношениях.

Можно не сомневаться, что глава Турции летит за российскими уступками, главной из которых является создание еще более широкой, якобы, демилитаризованной и беспилотной зоны в Идлибе, но под контролем Турции.

Похоже, ответ на вопрос «Как Москва накажет Анкару за непризнание выборов в Крыму?», известен. С большой долей вероятности можно сказать — никак.