Главная ошибка Лукашенко

29.10.2020 · Политика

Александр Лукашенко призвал отчислять из вузов студентов, участвующих в акциях протеста. «Кто вышел в нарушение закона на несанкционированные акции – он лишается права быть студентом, – заявил глава Белоруссии. – Пожалуйста, отправьте их, как я говорил – кого в армию, кого на улицу».

Белорусский президент в своих выступлениях отрицает масштаб протестной активности в стране. По его словам, из рабочих бастовать хотят единицы. Среди вузовских преподавателей, как говорит Лукашенко, «гадко себя ведут» тоже единицы – и их тоже нужно отстранить от работы. Президент призвал чиновников «никого не просить и не уговаривать», а родителей школьников и студентов – «убрать детей с улиц, чтобы потом не было больно». Последнее высказывание сложно интерпретировать иначе как угрозу гражданам.

Совсем недавно Лукашенко устраивал встречу в СИЗО с арестованными оппозиционерами и снова завел разговор об изменениях к Конституции. Некоторые противники власти были переведены под домашний арест. После звонка госсекретаря США Майкла Помпео выпустили из Белоруссии политтехнолога Виталия Шклярова. Однако ультиматум Светланы Тихановской, угроза общенациональной забастовки, новые протестные акции – все это, похоже, снова настроило Лукашенко на агрессивно-конфронтационный лад. Кажется, он считает, что пошел на слишком большие уступки, и не понимает, почему оппозиция и Запад не идут ему навстречу, продолжают настаивать на своем, воспринимают его «мягкость» как слабость.

Как сообщили белорусские СМИ, во время разговора с Помпео Лукашенко назвал Москву главным союзником Минска и заявил, что два государства-союзника готовы вместе бороться с любой угрозой, в том числе внешней. Однако развитие ситуации в стране могло убедить Лукашенко в том, что его главные союзники – белорусские силовики. Президент может сколько угодно публично говорить о том, что против него выступает меньшинство, называть своих противников террористами. В то же время он едва ли не отдает себе отчет в том, что масштаб протеста беспрецедентный, что волна не спадает, несмотря на милицейское насилие, что угроза его власти серьезна как никогда. Учитывая обстоятельства, тот факт, что никто из силовиков не предал Лукашенко, не перешел на сторону восставших, может вызывать у президента удивление.

Следом за удивлением приходит уверенность в том, что Лукашенко не нужно выигрывать время – он просто может удержать власть самыми примитивными, силовыми методами, запугав граждан. Советы Москвы при таком раскладе белорусскому президенту тоже оказываются не нужными. Он считает, что разберется сам. Москву это ставит не в самое приятное положение. Она, вероятно, полагала, что, поддержав Лукашенко, повлияет на ситуацию в Белоруссии: оппозиция поймет, что проигрывает, протестное движение ослабнет. На практике же оказалось, что российская власть помогла укрепиться одной из сторон конфликта – и теперь эта сторона переходит к инструментам прямой диктатуры.

Однако долговременная диктатура невозможна без легитимности. Она должна быть одобрена значительной частью социума. Одни классы руками диктатора подавляют другие. Сейчас в Белоруссии нет признаков такой общественной ситуации, и готовность рабочих госпредприятий поддержать забастовку – тому свидетельство. Силовики же скорее всего чувствуют, что оказались с Лукашенко в одной лодке, и новый порядок не обещает им никаких радостных перспектив. Страх едва ли поможет Лукашенко создать новое общество – скорее он отгородится от нынешнего, которое не поняло и не приняло методы белорусского президента.



Загрузка...
Комментарии для сайта Cackle