«Французский Трамп» не понравится российским мусульманам

1.12.2021 · Политика

Яркий трибун Эрик Земмур на фоне скандальных «разоблачений» своей личной жизни объявил об участии в выборах президента Франции. Земмура считают одним из фаворитов гонки, а его взгляды на внешнюю политику подразумевают создание альянса Парижа и Москвы. Поэтому многие наблюдатели в РФ за этого человека будут активно болеть, но другие наоборот — ненавидеть.

О журналисте или, лучше сказать, о политическом философе Эрике Земмуре мы подробно писали здесь. Прогнозы сбылись: он официально выдвинул свою кандидатуру на пост президента Франции, и теперь, вплоть до выборов 10 апреля, разговоров о нем будет больше, чем о действующем президенте Эммануэле Макроне, который наверняка попытается переизбраться на второй срок и имеет на это шансы как лидер гонки с рейтингом в 25%.

Шансы есть и у Земмура, правда, с тех пор как о перспективности его кандидатуры заговорили все, рейтинг правого или, как нагнетают французские левые, «ультраправого» философа перестал расти темпами, которые так пугали французский политбомонд.

Месяц назад Земмур обходил Марин Ле Пен на 1-2 процентных пункта — и тем самым претендовал на выход в финал (то есть во второй тур) вместе с Макроном. Теперь он примерно на столько же или даже больше отстает от лидера Национального фронта и располагает рейтингом в 12-15%. Но эти двое вновь могут поменяться местами — официальное вступление перспективных кандидатов в гонку почти всегда увеличивает их рейтинг, так что борьба предстоит сложная, в первую очередь, борьба между Земмуром и Ле Пен.

Лидер Национального фронта по факту уже предложила Земмуру альянс, заявив, что он стал бы прекрасным премьер-министром (что, кстати говоря, не факт: трибунам типа Земмура явно ближе политическое лидерство, чем экономическое администрирование). Однако сам философ относится к Ле Пен с плохо скрываемой снисходительностью или даже с презрением, поскольку считает ее бесперспективным кандидатом, который изменил своим идеям. В смысле — сместился к центру и стал более умеренным политиком, в отличие от самого Земмура, которого как считали, так и считают радикалом.

Он долго хранил интригу о том, идет ли он на выборы или только делает вид, что идет. Теперь решено — идет, причем объявлено об этом сразу после того, как несколько французских СМИ приписали 63-летнему Земмуру роман с его администратором, советником и «правой рукой» — 28-летней Сарой Кнафо.

Таблоид Closer утверждает, что мадемуазель Кнафо беременна. Если это правда, выпускница парижского Института политических исследований вряд ли сможет возглавить избирательный штаб Земмура, как это прогнозировалось ранее: избирательная кампания подобного масштаба подразумевает очень высокую нагрузку на ведущего технолога.

Впрочем, сам Земмур немедленно подал иск против изданий, приписавших ему — внебрачный роман, а Кнафо беременность. «Что бы ни случилось, всегда и везде я буду ревностно и беспощадно защищать частную жизнь – свою и своих близких. Публичной жизни – да. Подглядыванию – нет. Извращенцев мне жаль», — написал философ в Твиттере.

Предыдущие президенты Франсуа Саркози и Франсуа Олланд также позволяли себя скандальные внебрачные связи, но политическими банкротами стали не поэтому. А действующий президент, Эммануэль Макрон, моложе супруги, своей бывшей учительницы Брижит Троньё, на 24 года, так что вряд ли станет предъявлять сопернику за мезальянс, даже если это правда, а не газетная «утка».

Кандидат Земмур интересен своими взглядами на Россию и ее место в глобальной архитектуре безопасности, — эти взгляды идут вразрез с текущей политикой Запада. Земмур сторонник геополитического альянса Париж-Москва и противник определяющего влияния США на Европу. То есть он не «французский Трамп», как иногда его называют журналисты. Он гораздо лучше Трампа.

На внешнюю политику во Франции сейчас большой спрос: французы — гордая нация с имперским генезисом, поэтому провалы Макрона на международной арене воспринимаются ими болезненно. Тут и американо-австралийское предательство, и унижение в «рыбной войне» с Британией, и разномастные беспорядки во французской зоне влияния в Африке, и итоги второй войны за Карабах, и отсутствие прогресса в деле урегулирования в Донбассе, которого ждет французский бизнес для снятия мешающих ему антироссийских санкций.

Земмур, кстати, готов закончить «войну санкций» без всяких предварительных условий.

Но и в том случае, если он проиграет, само участие Земмура в выборах в статусе одного из фаворитов полезно нам, поскольку выводит дискуссию о российско-европейских отношениях на новый уровень и демонстрирует европейцам альтернативный взгляд на Москву — логичный и красиво сформулированный. В этом смысле крайне важно, что Земмур — мощный полемист. Он умеет убедить колеблющихся в своей точке зрения — а она у него, напомним, такая, какую на общебрюссельском фоне однозначно можно отнести к «пророссийским».

Проблема в том, что главной предвыборной идеей Земмура являются не отношения с Россией или с США, а другой вопрос, для нас токсичный.

Кандидат «ультраправых» — последовательный и категоричный противник ислама как такового. Он называет его «системой подчинения» и «политической религией», которая уничтожает национальные государства Европы изнутри.

Франция — не США, в ее конституции нет поправок про свободу слова, поэтому за «язык ненависти» ака «хейтспичи» там судят — и того же Земмура судили неоднократно, что ничуть не повлияло на радикальность его взглядов. В одной из своих книг он даже выдвинул теорию т.н. «великой замены», по которой белое население Европы в обозримом будущем вымрет под давлением миграции из исламских и африканских стран.

Кстати, опрос, проведенный исследовательской компанией Harris Interactive, показал, что с этой теорией согласны 61% французов. Далеко не все они будут голосовать за Земмура: некоторые не видят в «великой замене» проблемы, третьи вообще её ждут, но больше всего во Франции тех, кто, не отрицая межконфессиональных проблем, боятся перехода тлеющего конфликта в открытый под влиянием радикалов типа Земмура, который идет на выборы как глашатай апокалипсиса.

Почти неизбежно то, что за период кампании он озвучит много ярких антиисламских метафор и инициатив, которые широко разойдутся по СМИ. И почему-то так сложилось, что в России на французские межцивилизационные разногласия откликаются весьма активно.

Теракт в редакции Charlie Hebdo отозвался крупным митингом в Грозном «в защиту» пророка Мухаммеда. А после резкой реакции Эммануэля Макрона на убийство школьного учителя Самюэля Пати глава Чечни Рамзан Кадыров назвал президента Франции «террористом» и «врагом ислама».

Но без богохульства Франция перестанет быть Францией, а провозглашенная миссия Земмура — Францию спасти. В сравнении с ним Макрон для уммы — дружелюбный сосед, а не враг. Поэтому исламские регионы РФ, особенно столь религиозные как Чечня, тоже будут следить за предвыборной гонкой в Пятой республике и горячо реагировать на нее. Но болеть станут прицельно против Земмура — сторонника новой русско-французской эры, наследующей от блестящих имперских времен.