Даешь сланцы «советских оккупантов»! Эстония взбунтовалась против «зеленой сделки» ЕС

17.09.2021 · Экономика

Еврокомиссии стоит пересмотреть чересчур высокие квоты на выбросы в атмосферу парниковых газов. Об этом заявил министр экономики и инфраструктуры республики Таави Аас. По его словам, существующая система доказала свою несостоятельность: она не способствует развитию «зеленой» энергетики и обременяет конечных потребителей. Демарш Ааса можно рассматривать в сугубо эстонском контексте, но он обнажает противоречия общеевропейского характера: «зеленая сделка» в ЕС порождает мощное движение сопротивления.

Критическая ситуация в энергетике накануне отопительного сезона заставляет страны ЕС идти на крайние меры. Ранее Эстония расконсервировала старый энергоблок по сжиганию горючих сланцев.

Это решение, по словам руководителя предприятия AS Enefit Power Андреса Вайнолы, помогло немного «сбить» растущие цены на электричество, но тарифы для конечных потребителей все равно остаются высокими.

Рецепт спасения отечественной энергетики предложил министр экономики и инфраструктуры Эстонии Таави Аас.

В письме Европейской комиссии он просит пересмотреть систему торговли квотами на выбросы (ETS), которая не выполняет свою главную функцию — не способствует реализации «зеленой сделки». «Удвоившаяся в течение года цена на выбросы углекислого газа не привела к такому же темпу экономически эффективных инвестиций в возобновляемые источники энергии. Строительство новых заводов по производству энергии из возобновляемых источников займет годы, и удвоение цены на квоты сейчас никак не ускорит процесс перехода, а, наоборот, окажет давление на потребителей и поставит под угрозу конкурентоспособность наших предприятий. Возникла абсурдная ситуация, когда угольные электростанции работают на полную мощность даже тогда, когда цена на квоты находится на максимальном уровне, то есть ожидаемого эффекта нет», — утверждает Аас.

Разумеется, против самой «зеленой сделки» ЕС он ничего не имеет.

Но изменения на рынке электроэнергии происходят слишком быстро и носят во многом непродуманный характер. Нынешний скачок цен на ископаемое топливо наглядно это продемонстрировал. Изначально предполагалось, что к 2030 году плата за выбросы в атмосферу углекислого газа составит 52 евро за тонну. Уже сегодня квоты выросли до 60 евро. План перевыполнен, однако «грязные» электростанции работают на пределе возможностей (заработали даже те, которые были выведены из эксплуатации). Дефицит электроэнергии вынуждает Эстонию и другие страны ЕС временно забыть о борьбе с изменением климата.

И промышленным предприятиям, и бытовым потребителям все равно приходится платить за электричество. При этом большую часть его ценника составляют те самые квоты на выбросы в атмосферу парниковых газов. Трудно не согласиться с председателем Народной консервативной партии Эстонии (EKRE) Мартином Хельме: речь идет о скрытом налогообложении.

Система квот должна была побудить производителей электричества отказываться от сжигания угля, а результат оказался прямо противоположный.

Уголь жгут дальше, экологические расходы просто закладываются в стоимость продукции. О причинах этого явления честно рассказала премьер-министр Эстонии Кая Каллас. По ее словам, Эстония зависит от состояния рынка электроэнергии северных стран, где активно развивается сектор возобновляемой энергетики. «В этом году сложилось так, что на норвежских гидроэлектростанциях был отмечен рекордно низкий уровень воды. К сожалению, подвели и ветряные электростанции — это лето было самым безветренным за последние годы», — отмечает Каллас.

Иными словами, реальной альтернативы для традиционной энергетики пока нет (и не факт, что она появится). Сектор ВИЭ не может удовлетворить растущий спрос на энергоресурсы — приходится использовать те же угольные и газовые станции. К дорогому сырью добавляются скрытые налоги в виде платы за выбросы CO2. На выходе получаются тарифы, которые больно бьют по кошелькам граждан Эстонии.

Аас предлагает Еврокомиссии подумать о мерах, направленных на нивелирование ценовых потрясений (возможно, путем создания некоего механизма стабилизации рынка).

За этими обтекаемыми формулировками кроется довольно простой смысл: в Эстонии хотят как минимум снизить квоты на выбросы углекислого газа. Оппозиция и вовсе считает, что эта система не должна существовать. Хельме и компания ратуют за выход Эстонии из ETS. Консерваторы здесь не приемлют полутонов: они считают фейком саму концепцию глобального потепления, которая лежит в основе борьбы ЕС с изменением климата. На этом они могут заработать неплохие электоральные очки.

EKRE последовательно выступает против экологических причуд Брюсселя. Мартин Хельме видит в них смертельную угрозу экономике и даже государственности Эстонии.

Его отец — экс-министр внутренних дел Март Хельме — несколько месяцев назад заявлял о решимости противостоять закрытию шахт и поддерживать сланцевую промышленность Нарвы. Оппоненты партии консерваторов крутили пальцем у виска: зачем это делать, если страна держит курс на достижение климатической нейтральности? Саму концепцию правительство официально одобрило в прошлом году.

«Эстония поддерживает цель по достижению климатической нейтральности в Европейском союзе к 2050 году. «Зеленый курс» дает нам способ достижения этой цели. Речь идет о рамочной политике, охватывающей практически все сферы, в которой наряду с экологией ставится акцент на социально-экономические аспекты», — говорил тогдашний премьер-министр Юри Ратас.

К слову, тогда в Кабинет министров входили представители EKRE. Они и сами наверняка понимали, что сопротивляться экологическим трендам архисложно.

Но пройдет совсем немного времени, и позиция Марта Хельме потеряет налет маргинальности. Никто из представителей правящих партий не говорит, что ввод в эксплуатацию старого энергоблока в Нарве — это неправильно, безответственно и жестоко по отношению к окружающей среде.

Обращение Таави Аса к Еврокомиссии можно рассматривать в сугубо эстонском контексте, но оно выявляет более глубокие глобальные противоречия. Дальновидные эксперты предвосхитили эту тенденцию: по мере реализации «зеленой сделки» в ЕС будет шириться движение сопротивления климатической политике центра.

Чем больше Европа заботится о природе, тем больше рядовые граждане стран — членов ЕС осознают, что эта забота дорого им обходится. Особую роль здесь может сыграть Польша. Во-первых, она обладает мощнейшей угольной генерацией, которую необходимо в буквальном смысле слова уничтожить. Во-вторых, отношения Варшавы с ЕС за последние несколько лет серьезно ухудшились.

Если поляки не получат огромные компенсации за трансформацию своей энергетики, вряд ли они вообще откажутся от угля. Потенциальных союзников они могут поискать в других странах региона.

Эстония, пожалуй, первая в списке.